Меню
16+

Сетевое издание GAZETA-DM.COM

03.03.2022 11:20 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

ТУТ НЕМА НИКАКОЙ ВОЕННОЙ ТАЙНЫ!

Автор: О.Терещенко.
главный редактор

Так ответили мне в одном из пунктов временного размещения эвакуированных граждан из Донецкой Народной Республики, что находится сегодня в Зернограде, на мою просьбу рассказать о своей жизни, о своей судьбе…

Эвакуация. Мобилизация. Демилитаризация. Денационализация. Эти слова стали уже привычными для нас за последнюю неделю. 24 февраля Президент Российской Федерации Владимир Путин объявил о начале Россией специальной военной операции, целью которой стало оказание помощи населению признанных народных республик – ДНР и ЛНР.

Неделей ранее, 18 февраля, Глава Донецкой Народной Республики Денис Пушилин обратился к гражданам ДНР с заявлением, в котором объявил о надвигающейся на республику угрозе военной агрессии со стороны Украины, предложил женщинам, старикам и детям покинуть свои дома, родные места, чтобы сохранить свои жизни. Глава ДНР объявил экстренную эвакуацию...

Звучит страшно. Война – большая беда. А русские, как известно, своих в беде не бросают!

…Городок Докучаевск, находящийся в тридцати километрах южнее от областного центра – города Донецка, ныне столицы ДНР, некогда весь утопал в зелени, был тихим и мирным. Работали комбинаты, предприятия, магазины и учреждения. Даже санаторий детский имелся на территории. Люди Докучаевска всегда отличались своей приветливостью и доброжелательностью. А потом в далёком от Докучаевске Киеве случился майдан. Насильственное свержение конституционной власти. Подняли голову укры и нацики, стали навязывать свою волю. Крым, Донецк и Луганск не согласились. Провели референдумы. Провозгласили свою независимость. И началось…

Восемь долгих лет назад простые мирные жители были причислены к сепаратистам, приравнены к террористам. А ещё их называли москалями, дебилами и быдлом...

Ненависть. Унижение. Уничтожение. Бомбёжка. Эти дикие слова ещё в 2014-м прочно вошли в обиход жителей самопровозглашённых республик.

«Войска ВСУ стояли от нас совсем рядом — на расстоянии где-то шесть — восемь километров от Докучаевска, и в Волновахе, и в Новотроицке. Докучаевск был окружён украинскими войсками со всех сторон, жителям даже гуманитарную помощь давали за то, что они живут «на линии огня». Стреляли всё время, гремело постоянно! Прятались мы в подвалах, в ванных комнатах, где нет окон со стёклами. Сидели там ночами, и днями сидели. Крыши у домов сносили, осколок залетел в окно, в дом попал — уже не удивлялись. В магазин и аптеку – по-скорому, перебежками. В пять вечера на улицах Докучаевска людей уже не было вообще! Страшно было! Мы боялись! Все восемь лет боялись! Мы жили и не знали, откуда, куда и когда прилетит. Проживёшь день до вечера — и слава Богу... Очень многие поуезжали. Кому было куда ехать, кто смог сорваться. Но многие остались, все восемь лет жили надеждой, что всё скоро закончится, что нас оставят всё-таки когда-нибудь в покое, прекратят бомбить, стрелять, убивать… Снаряды, бомбы летели по жилым домам, по всем зданиям… Снаряд одним ударом мог разрушить три этажа из четырёх, остался один первый этаж... Детский санаторий разбомбили, так и стоит сейчас со снесённой крышей. Бомбили, мы следом восстанавливали. Кто и как мог. Ждали мы окончания военных действий на Донбассе, очень ждали, но, видно, у Зеленского другие мысли на этот счёт появились. Месяц назад где-то бомбёжки усилились, прилетать и разрываться снаряды стали совсем рядом, в центре нашего города. В здание школы попали даже. Тогда всем нам не по себе стало. Хоть и пуганые, привычные уже были, за восемь лет-то, а нет, оказалось, ещё страшнее может быть. Когда услышали обращение Пушилина, поняли, что не зря боимся, что война вскорости будет сильнее, что ещё хуже, опаснее будет. Тогда мы решили уехать. Восемнадцатого февраля из Докучаевска ушли первые четыре автобуса. Мы пошли в администрацию, там записывали желающих уехать их города, мы записались, нам сказали приходить утром девятнадцатого. Ночью той сильно стреляли. В пол пятого утра очень сильно начали стрелять. Мы не спали всю ночь. Решили всё-таки уезжать. Собрали кое-какие необходимые вещи. Когда мы пришли уже с вещами, нам сказали, что автобусы идут в город Зерноград Ростовской области. Ну, думаем, не так недалеко уедем, быстрее и легче будет домой вернуться. До границы, до Успенки, ехали на наших автобусах, а дальше уже поехали на ваших. В восемь вечера мы уже были в Зернограде»...

Передо мной в пункте временного размещения сидят докучаевцы Алексей Семёнович, Екатерина Ивановна и Лилия. Такой нехитрый, изложенный самыми простыми словами, казалось бы, их рассказ. Но за каждым словом – страх, боль, неимоверное напряжение восьми последних лет. А потом ведь ещё страшнее! Ещё напряжённее! И как вынужденная мера – покинуть РОДНОЙ дом, насиженное поколениями предков место, к которому привык, прикипел, с которым стал единым целым…

Жалко очень. Больно. Обидно. Слёзы не сдержать, они стоят и в глазах моих собеседников, то и дело наворачиваются и на мои глаза, голос то и дело срывается, комок подкатывает к горлу... Пытаемся справиться вместе. Со слезами, с комком в горле, с трудностями, если случившееся с этими людьми вообще можно назвать трудностями.

«Нам, кроме как на Россию, надеяться не на кого. Мы очень благодарны всем тем людям, кто пришёл к нам на помощь. Нам все сочувствуют, до единого. Люди все очень жалеют нас. В автобусе едем, а нам то яблочко, то печенье предлагают... И здесь нас в Зернограде встретили очень хорошо, приветливо, по-доброму. Разместили в нормальных условиях, спасибо... Нормально тут у нас всё: чисто, уютно, кормят хорошо. Одна беда у нас — заняться нечем. Проснёшься и только и делаешь, что ждёшь вечера. Убираемся, конечно, кушаем, на прогулку ходим. Следим за новостями. Слушаем внимательно, не отрываясь. Алексею Семёновичу скоро восемьдесят девять, но он у нас самый активный. Мало того, что новости не пропускает, потом ещё всем нам объясняет и рассказывает, почему да что там, на войне... А в Докучаевске сейчас вообще страшно. Водопровод разбомбили, газопровод тоже. Ни воды, ни газа в городе нет. Подвозят только питьевую. Со связью проблемы, с продуктами перебои. А стреляют неимоверно, не прекращая! Плохо, конечно, что мы не дома, но здесь мы в спокойствии, в чистоте, накормлены... Мы очень благодарны за то, что вы нас приютили... И мы очень переживаем из-за санкций теперь, мы не хотим, чтоб у вас в России проблемы из-за нас были, очень не хотим. Мы живём только мыслью, что всё это скоро наконец закончится. И знаете, нам сказали, что нужно потерпеть»...

И они терпят. Каждое утро открывают глаза и смотрят на небо. Мирное голубое небо. Но там, на расстоянии нескольких сотен километров — родной дом, в котором, как сказали соседи, от взрыва повылетали все стёкла... Дверь на замке, а окон нет теперь, считай, открыто всё...

Наше искреннее сочувствие и доброта — вот что нужно сейчас этим бедным людям. На территории Зерноградского района сегодня — шесть пунктов временного размещения, ещё организована работа пункта приёма и распределения гуманитарной помощи для эвакуированных из ДНР — в библиотеке имени Пушкина в Зернограде. Поможем? Самое простое — позвонить по городскому телефону 41-2-90 или по мобильному 8-928-765-55-08 и обо всём расспросить: чем помочь, как помочь, куда и как доставить... А помочь надо!!! Знаете, эти люди с такой надеждой произносят слово Россия, россияне, земляки, что сдержаться совсем не получается, слёзы сами катятся...

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

7