Меню
16+

Сетевое издание GAZETA-DM.COM

09.03.2023 10:13 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Мы чувствуем себя Мадоннами! Ведь ради нас ребята готовы идти в бой!»

Начало марта — это, в первую очередь, женский день календаря. Повсеместно проходят праздники, утренники, официальные приемы. Мы тоже решили внести свою лепту и рассказать вам, дорогие наши читатели, о силе женской души. Я отправилась в «Чистый город», где базируется сегодня «Надёжный тыл», чтобы встретиться там с нашими замечательными девчатами — с Аней и Олей.

- Я сейчас очень счастливый человек на самом деле. В мире все очень относительно, я очень четко понимаю это сейчас. На нашу землю пришла беда, которая, в свою очередь, сделала очень большое дело: она стала определять в людях самые лучшие качества, стала, можно сказать, отсеивать ненужных и ненадежных людей. Я счастлива от того, что, работая в группе волонтеров «Надежный тыл», в нашей группе добровольцев (а здесь все работают только по своей доброй воле!), я ежедневно встречаюсь с теми, кого можно назвать настоящими русскими, это цвет нашей нации!

Наша русская душенька действительно проснулась, она сейчас отряхивает от себя ту иностранную пыль, которой она была присыпана последние годы, и у нас вырастают крылья, поднимаются наружу самые лучшие человеческие качества — душевный свет, доброта, теплота, забота! Простые люди объединились в огромную и могучую силу, они посылают нашим ребятам, участникам СВО, такой мощный энергетический посыл теплоты, заботы и доброты, который невозможно переоценить. Возрождение русской души, то, что она проснулась в наших людях — это самая большая радость, которая согревает нас, лично меня в эти трудные дни... Я счастлива от того, что могу контактировать с этими людьми! Вот представь, человек просто приходит и просит ему помочь не остаться в стороне.

Каждый человек в нашей группе — это человек с большой буквы, это люди, которые все свое свободное время посвящают тому, чтобы оказать максимальную помощь парням в госпиталях, на передовой...

Нашей с Олей задачей было только объединить и направить этих всех людей, а шли они к нам сами. В нашем строю мамы, жены, сестры ребят, наших защитников, которые не могут оставаться в стороне от происходящих событий. Лично я, когда все начиналось, тоже не могла не оказаться среди волонтеров! Люди сами собрались в группу для помощи нашим защитникам. Сначала это была помощь для Ростовского госпиталя, потом к нам стали обращаться за помощью ребята-добровольцы и мобилизованные, которые сегодня находятся в окопах. Так мы вышли на новый уровень, у нас появились очень серьезные цели...

Любой призыв о помощи находит максимальный отклик у людей, а ведь это самые простые люди! Этих единомышленников, которые все смотрят в одну сторону, дышат в унисон, нужно было просто объединить, что мы с Олей и сделали. Мы с ней сейчас единое целое! Мы все притянулись едиными целями, едиными задачами, желаниями и порывами, уверена, мы и дальше будем идти все вместе по жизни! Наша общая цель — созидать во имя людей, на благо людей!

Сейчас, пользуясь случаем, я хотела бы обнять всех участников группы «Надежный тыл», крепко пожать им руку! Пожелать здоровья и мира, счастья и удачи, и самое главное, дождаться наших мальчиков, наших защитников домой. Мы их все очень ждем!

Хочется обратить эти слова нашим помощникам из других районов, из Ставропольского края, отдельные слова — медицинскому персоналу — докторам и медсестрам. Им — наши самые чистые душевные порывы, мы хотим заверить их, что наша группа уже никогда не останется в стороне, мы будем помогать всегда, столько, сколько в этом будет необходимость!

Конечно же, хочется, чтоб поскорее наступила наша Победа, наступил мир во всем мире... Я знаю, что, отмечая эту общую нашу Победу, мы соберемся все за одним огромным столом, вместе с нашими защитниками, которые и сегодня отдают нам гораздо больше, чем даем им мы! Мы спрашиваем ребят:

- Что мы еще можем сделать для вас?

А они с улыбкой отвечают:

- У нас встречный вопрос: что мы можем сделать для вас, девчата?

...Нашу помощь очень ценят, они все чувствуют и понимают... К каждому в окопе доходит наше тепло, наш энергетический посыл... Наша главная задача — даже не оснащение и питание, наша главная задача — передать силу духа, частичку своей души туда, где по-настоящему тяжело и страшно... Сказать и показать им, что они не одни, с ними весь наш народ!

Совсем недавно пришли сообщения с передовой со словами благодарности: «Многое сейчас говорить нельзя... Может быть, когда-нибудь я вернусь в этот город и по прошествии какого-то времени скажу все то, что хотел бы вам сказать... Я пронесу каждую из вас на руках! И каждому пожму руку! Я непомерно счастлив видеть в вас то, чего боится видеть весь мир: русский дух, нашу широчайшую русскую душу! Для русских нет ни пределов, ни преград! И даже если нам скажут, что есть что-то невозможное, мы все равно это сделаем! Ибо за нашими спинами — такие люди, как вы!»

Что еще можно сказать? Именно поэтому мы работаем 24 часа в сутки для наших защитников! Все для фронта, все для Победы! Все для мира, все для детей, все для людей!..

...Моя первая поездка в Луганский госпиталь запомнится мне на всю жизнь... Туда, к фронту у нас ездит Оля. Я больше здесь. Но мальчишек в госпитале нужно было постричь, мы узнали об этом. Решили ехать. Стригли мы с Танечкой из Мечетки. Нас сразу отправили на передовую, можно сказать, — в отделение тяжелой хирургии. Это ребята с нулевой линии атаки. Ампутированы руки, ампутированы ноги, отсутствует часть лица... Это было очень тяжело морально, но там никак нельзя быть девочкой, нельзя заплакать и пожалеть... Они этого не хотят и не переносят! Там нужно улыбаться! С ними нужно шутить, разговаривать и просто гладить по голове... Мы с Татьяной стригли семь часов подряд. Ребята шли и шли... Мы переходили из палаты в палату, стригли лежачих... Глотая предательский ком в горле, мы каждому улыбались и говорили добрые слова, подавляя в себе материнские чувства, которые нас обуревали, чтоб не разрыдаться... Мы были их подругами, хотя очень хотелось быть им мамами... Стрижка длилась, нам показалось, бесконечно... Мне запомнился один мальчишка, лысый и с бородой, который очень распереживался, что его не станут стричь... Я подошла, села рядом с ним и просто гладила его по голове...

У нас сели четыре машинки... Осталась одна, которая работала от сети. Я стригла мужчину, у которого был поврежден череп. Я забеспокоилась, что делаю ему больно, сказала ему об этом...

- Я делаю Вам больно...

- Вы не можете мне сделать больно! — ответил он мне, прямо смотря мне в глаза своими очень ясными голубыми глазами...

Мы постригли где-то пятьдесят человек. И тут парня спустили из реанимации. Ему только что ампутировали правую руку. Когда Таня стригла его, он был очень бледен от потери крови, все время закрывал глаза... Мы снова забеспокоились. Я тихо повторяла:

- Таня, стриги, стриги...

- Не беспокойтесь, девчата! Я могу сидеть вечно...

Ребята, которые испили войну сполна, не могли насытиться нашей любовью, нашей заботой, они впитывали нашу теплоту... Они притягивают к себе, а мы отдавали себя без остатка, мы чувствовали себя Мадоннами! Отважные мужики, бывшие под снарядами в окопах, кланялись нам до пола со словами «Спасибо, родная!» Такое простое дело, как стрижка, стало грандиознейшим событием в жизни для всех: и для нас, и для них!

Потом Оле позвонили из госпиталя и сказали, что мальчишки очень долго не могли успокоиться. Те, кто без ног, носятся по коридорам на инвалидных колясках и хвастаются своими новыми прическами... «Ради таких девчат мы готовы как можно скорее подняться и снова идти в бой!» — передали нам они...

А на восьмое марта ребята с передовой передали девчатам торт. Медовик. А на торте — их позывные...

- Я начала помогать сначала сама, потому что считала, что остаться в стороне я не могу. Я работала с девочками из Ростова, они помогали Ростовскому госпиталю. Потом стало понятно, что Ростовскому госпиталю достается, дай Бог, много внимания, а наши ребята на передовой и в госпиталях на новых Российских территориях не обогреты женским теплом...

Формат нашего «Надежного тыла» как раз направлен на то, чтобы передать это тепло, чтобы наши защитники все знали, что мы с ними, что мы готовы делать максимально возможное, чтобы им было чуточку легче...

В августе-сентябре к нам стали обращаться, присоединяться люди, которые очень хотели помочь, просто не знали как. Офис «ЦентрАудита» стал превращаться в склад... Потом позвонила Аня. Так появилось помещение в «Чистом городе», которое нас сейчас очень спасает. А мы с Аней очень быстро поняли, что нам совсем по пути...

Мы создали группы в мессенджерах, начали работу. Людей сейчас уже очень много, я всегда радуюсь новым участникам. И это даже не потому, что это еще помощь, а вообще что наши люди неравнодушны, не остаются в стороне. Это очень радует — у нас есть единомышленники!

Вообще, если говорить о соотношении морального и материального в нашем деле, то это 70 на 30. Я очень часто не сплю по ночам, мои мысли все там. Когда с ребятами поговоришь, встретишься, то понимаешь, что все, они уже наши... Любая их просьба уже просто живет в нас. Да, без материального никуда, абсолютно! Выполнить заявку — это настоящее, ни с чем несравнимое счастье!

А еще, когда мы приезжаем, мы все должны улыбаться. Потому что ребята в госпиталях преодолевают не просто боль, они преодолевают психологические проблемы. Поэтому наша задача — помочь им, самим не расклеившись, не расплакавшись от простой женской жалости... Это самое трудное. Мы с Наташей поехали стричь мальчиков в госпиталь. Она одного раненого постригла со словами, что она женский мастер, что она мастер по каре... Он смотрит на нее с тревогой и спрашивает:

- У меня же полубокс?

А Наташа ему отвечает:

- Слушай, ты сам полубог!

Вот такая у нас там обстановочка...

Я помню одного парня с обездвиженными ногами. Он лежал на кушетке и попросил его постричь. Он был очень тяжелый...

- Может быть, не надо? Может, в следующий раз? — тихо сказала ему я.

- Нет, я потерплю... Я хочу, чтоб вы просто прикоснулись ко мне руками...

Мы видим свою работу, когда мы их пострижем, перестелем постели, переоденем в привезенную нами чистую одежду, которая пахнет домом... Вы бы видели их глаза! А еще салаты, наши пирожки и блинчики с медом и сгущенкой!

Парни ждут нас! В крайний приезд один говорит мне:

- Вас не было полторы недели! А я ждал! Я обещал подняться! И я встал! — сказал нам наш боец, стоя на своей одной ноге...

Мы любим их всех. Это абсолютная правда! Знаете, тот, кто туда один раз съездил, уже не может не ехать... Да, опасно, да, риски... Но наши мысли, наше сердце все там! Постоянно думаешь о том, чего не хватило, что еще нужно доставить, сделать, чем помочь, о чем говорили мальчишки, о чем просили...

А ведь они не просят ничего сверхъестественного! Один мальчик, которого стригла Наташа, попросил ее привезти в следующий раз шоколадку баунти... Понимаете!? Просто баунти... Мы можем взять баунти, выпить чай, а для них это мечта...

Ребята слабые, у них низкий гемоглобин, обезвоживание, отсутствие аппетита. Поэтому мы собираем деньги на лекарства, отвозим. А еще мы трем на терке морковку и свеклу, добавляем мед, орехи, чернослив, изюм... И ведь это может каждый! Приготовить, постирать, погладить! Сострадание, неравнодушие, желание помочь — вот что нужно сейчас нашим парням...

Деньги, конечно, нужны. Мы отправляем в отделение челюстно-лицевой хирургии спецпитание, оно очень дорогое. Но ребята не могут сами кушать... Поэтому мы покупаем и отвозим. Кисломолочные продукты очень нужны. Лекарства стараемся покупать по себестоимости, спасибо нашим аптекарям. Денег требуется много. Но люди помогают! Бабушки несут по 100, по 500 рублей с пенсии, дети несут свои сбережения. У нас одна девочка есть четырехлетняя в Зернограде, на вопрос что тебе подарить на день рождения, она ответила:

- Деньги все дарите. Я их соберу и отдам нашим солдатам...

Когда мы объявили однажды о сборе в неподъемных суммах, один мужчина принес пачку 300 тысяч. И попросил нигде не называть его имени...

Спасибо всем! Низкий поклон! Работаем дальше!

Если не о деньгах, то постельное белье, маечки, рубашки... Не надо новое, но чистое и поглаженное... Это посильно каждому! Мы ждем всех!

Отдельная история — письма. Они их читают очень жадно, разбирают и читают очень внимательно... Один парень в госпитале сидел и держал письмо неразвернутое в руках. Я подошла сзади, смотрю, а он просто держит его на коленях и молчит. Я тронула его за плечо...

- Я, когда смогу прочитать, обязательно прочту... Я сейчас не вижу, но я когда-нибудь обязательно прочту...

Да, на передовой соотношение морального и материального по сравнению с госпиталем меняется. Там нужны квадрокоптеры, тепловизионные прицелы, бинокли, пламягасители, рации, сапоги-пенки... И не потому, что нет обуви. Но когда была грязь, слякоть в уставной обуви неудобно, наши пенки спасали тепло и сухость, они не промокают... А квадрокоптеров, дронов много не бывает! Это безопасность! Стоимость одного — около 500 тысяч... Слава Богу, люди, которые помогают, они находятся!

Там реально тяжело. И парни сражаются за нас. Чтоб мы пили здесь чай с баунти...

Вы не представляете, как нам там радуются! И не только грузу, который мы привозим!

- Вы приехали такие живые, веселые, вы улыбаетесь! Вы приехали из прошлого, которое мы уже не помним... Просто посмотреть на вас, обнять вас, уже хорошо становится!

И мы не можем не ехать. Хочется, нужно убедиться, что у наших ребят все нормально, проведать, опять же обнять... Нужно продолжать это делать до конца, до победного!

Мы? Да, мы понимаем, это опасность, это риски. Рядом со мной всегда мой муж, меня, нас поддерживает мой отец, это очень важно и ценно!

Когда мы едем туда, да, мы замираем оба с мужем... Но мы и молчим оба... Стреляют с обоеих сторон. Звуки орудий, автоматные очереди... Едем часто там, где стоят таблички «Стоп! Мины!», на обочину съехать нельзя, останавливаться нельзя... Большое скопление военной техники. Там совсем война. С разбитыми окнами и зияющими воронками. И это не кино. Да, страшно. Иногда очень. Но не ехать, я повторяю, нельзя... Ребята ждут груз, ребята ждут нас... Мне, например, они подарили бронежилет! Но в нем очень неудобно, я редко его надеваю!

Подготовила к печати О.ТЕРЕЩЕНКО.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

473