Меню
16+

Еженедельная общественно-политическая газета Зерноградского района «Донской маяк», тел. 41-1-51, 42-0-53

11.03.2021 15:25 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

О ЖЕНЩИНАХ С ПОЛНЫМ БАНТОМ СОЛДАТСКОЙ НАГРАДЫ – ОРДЕНА СЛАВЫ

Автор: В. КОНЮХОВ
гв. полковник в отставке х. Революционный

Матрёна Семёновна Нечепорчукова родилась 3 апреля 1924 г. в с. Волчий Яр Балаклейского района Харьковской области в крестьянской семье.

Украинка. В 1933 г. после массовой эпидемии сыпного тифа и голода она потеряла родителей, четырёх братьев и всех родственников. Как сироту, её определили в интернат с. Волчий Яр, где в течение зимы 1933 г. из 35 детей в живых осталось только трое. «Почему я выжила, не знаю. Cама удивляюсь. Люди вымирали целыми деревнями», — вспоминала Матрёна Семёновна. Наверное, с того времени она решила стать врачом. В 1939 г. окончила 7 классов и поступила в акушерско-сестринскую медицинскую школу в г. Балаклея. Было трудно, стипендии 34 рубля не хватало на жизнь. Подрабатывала донорством. По окончании учёбы хотела уехать на молодёжную стройку в Комсомольск-на-Амуре. Осталось сдать один экзамен. Но 22 июня 1941 г. рухнули все юношеские мечты. Сдав последний экзамен, Матрёна вместе с другими выпускницами рыла противотанковые рвы под Полтавой. Фронт приближался. Матрёна, вернувшись в Балаклею, решила – в армию, на фронт. Повестка о призыве была выписана на 16 октября 1941 г. Но 13 октября немцы заняли Балаклею. Наступило тяжёлое время оккупации до февраля 1943 г. Матрёна в эти дни жила, где придётся – у подруги, у знакомых, большую часть времени у бывшей заведующей интернатом. В апреле 1943 г. Матрёна Семёновна отправляется на фронт по повестке заболевшей подруги Ф. Демочко. Но уже оказавшись в воинской части, назвала своё настоящее имя. Так она стала санинструктором 2-го стрелкового батальона 100-го гв. стрелкового полка 35-й гв. стрелковой дивизии 8-й гв. армии, которой командовал легендарный полководец В.И. Чуйков. Одно из первых испытаний выпало на долю Матрёны осенью 1943 г. Она – санинструктор санитарной роты, гв. сержант медицинской службы. В боях на правом берегу Днепра с 27 по 30 сентября 1943 г. М. Нечепорчукова вынесла с поля боя 24 тяжело раненых бойцов и офицеров с их личным оружием и оказала помощь 49 раненым. В этих же боях она чуть не погибла. С большим трудом удавалось вытащить раненых с линии огня. Пока шёл бой, их располагали под отвесными берегами Днепра. Вдруг от взрывной волны обрушился берег реки, засыпав находившихся там около 70 раненых. Те, кого мало присыпало, начали откапывать других. Матрёна Семёновна пришла в себя через несколько часов после обнаружения. Смерть прошла мимо неё, но погибли 34 раненых. За участие в этих боях М. Нечепорчукова получила 24 октября из рук командира полка свою первую награду – медаль «За отвагу». 25 декабря Матрёна Семёновна вступила в ряды ВКП (б). Советские войска всё дальше гнали фашистов на запад, освобождая родную землю. 100-й гв. стрелковый полк ведёт бои на территории Польши за Магнушевский плацдарм и форсирование р. Висла. 1 августа 1944 г. М. Нечепорчукова первая из числа работников санитарной роты вместе с пехотой переправилась на левый берег. За два дня боев, находясь в боевых порядках, она оказала первую помощь 26 раненым. В районе М. Магнушево был ранен офицер, находившийся в зоне обстрела артиллерийско-миномётным огнем противника. Несмотря на обстрел, рискуя жизнью, ползком Матрёна добралась до раненого офицера, оказала скорую помощь, вынесла в безопасное место, затем эвакуировала в тыл. Жизнь офицера была спасена. Откуда только у медсестёр и силы брались. В грязь, в стужу, когда на себе, когда на шинели под градом пуль вытаскивали они здоровенных мужиков. За мужество и самоотверженность по спасению жизней бойцов и офицеров Матрёна Семёновна 11 августа 1944 г. награждена орденом Славы III степени. Бои продолжались на польской территории. Прорвав вражескую оборону на западном берегу р. Висла, полк ушёл вперёд. Матрёна Семёновна, работая в перевязочной санитарной роте, оказала помощь 69 тяжело раненым бойцам и офицерам. 16 января 1945 г. она с группой раненых в количестве 27 человек была оставлена в с. Оведув. 18 января на село был совершён налёт одной из групп разрозненных немецких частей. Атаку отражали М. Нечепорчукова, военфельдшер, санитар и ездовые. Жизнь раненых была спасена, все они потом были доставлены в госпиталь. Бои шли уже на территории Германии, части форсировали Одер и расширяли плацдарм на его левом берегу. В эти дни 51 раненый боец, в том числе 27 тяжело, получили помощь от санинструктора М. Нечепорчуковой. Спасая раненых, она не считалась ни со временем, ни со сном, проявляла постоянную заботу и любовь к раненым. Военный Совет 8-й гв. армии 13 апреля 1945 г. наградил её орденом Славы II степени. Впереди были самые тяжёлые бои, предстояли сражение на Зееловских высотах и бои на улицах Берлина. И здесь М. Нечепорчукова действовала самоотверженно, проявляя мужество и отвагу. В Берлине она вынесла около 80 раненых бойцов и командиров. Здесь же она получила лёгкое ранение. Во время этих боев художник Климашин запечатлел героическую медсестру на портрете, который был впоследствии напечатан в журнале «Огонёк». Художник предвосхитил события, нарисовав три ордена Славы вместо двух. Орденом Славы I степени старшина медицинской службы Матрёна Семёновна Нечепорчукова была награждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 г.

Война закончилась. М. Нечепорчукова продолжила службу в группе Советских войск в Германии. Ей вручили медали «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией». В 1947 г. вышла замуж за однополчанина старшину В.К. Ноздрачева. В мае 1950 г. они вернулись в Советский Союз. Обосновались на Ставрополье. Жили в сёлах Тахта, Преградное, Красногвардейское Молотовского района, а с 1977 г. — в Ставрополе. Воспитали двух дочерей. Матрёна Семёновна 11 лет проработала медсестрой в Красногвардейской спецшколе для больных полиомиелитом детей. Потом работала в хирургическом отделении в Ставропольской краевой клинической больницы. 12 мая 1973 г. Матрёне Семёновне вручили медаль «Флоренс Найтингейл». Эта награда Международного комитета Красного Креста присуждается один раз в два года только медсёстрам и добровольным санитаркам за проявление исключительных душевных и профессиональных качеств при спасении больных и раненых во время стихийных народных бедствий и войн. А 6 апреля 1985 г. к её наградам добавилась ещё одна – орден Отечественной войны I степени. Умерла Матрёна Семёновна 22 марта 2017 г., похоронена в Ставрополе.

Надежда Александровна Журкина родилась 28 августа 1920 г. в городе Туринске Тюменской области в семье рабочего. Русская. В 1926 г. семья переехала в Москву. В 1938 г. окончила школу и поступила в Московский юридический институт при Прокуратуре СССР. Одновременно поступила в Московский аэроклуб и стала осваивать лётное дело. Мечта стать лётчиком появилась с тех пор, как школу посетила знаменитая лётчица Марина Раскова. В 1930-е годы многие мечтали стать покорителями неба, откликаясь на призыв страны: «Комсомолец – на самолёт!». Началась война. Надежда в числе многих студентов рвалась на фронт. И когда в конце 1941 г. начался набор девушек на курсы связисток, она в числе первых записалась добровольцем. Её направили в 62-й отдельный полк связи на курсы радиотелеграфистов. По окончании курсов – на фронт. С июня 1942 г. она служит радистом наземной радиостанции штаба 284-й бомбардировочной авиадивизии, Воронежский фронт. Это был период тяжёлых оборонительных боёв. Надежда служит в авиации, так близко до исполнения мечты – летать. Она неоднократно обращается к командованию с просьбой допустить её до лётной работы, мотивируя это опытом, полученным в аэроклубе. И каждый раз получает отказ. В феврале 1943 г. Надежду перевели в 32-й отдельный разведывательный авиационный полк. Но снова радистом наземной радиостанции штаба полка. Она отличилась в боях при проведении Воронежско-Касторненской наступательной операции, но вместо награды снова попросила перевести её на самолёт. В июне 1943 г. 32-й полк за боевые успехи был переименован в 99-й гвардейский. И в это же время у Надежды появился ещё один повод для радости – она стала воздушным стрелком-радистом самолета Пе-2Р. Ей присвоили звание гвардии младший сержант. Пе-2 — это пикирующий бомбардировщик конструкции В.М. Петлякова, предназначенный для нанесения бомбовых ударов по объектам противника . У самолёта Пе-2Р отсутствовало бомбардировочное оборудование, он применялся в разведывательных целях. Экипаж – командир, штурман и воздушный стрелок-радист. В первый полёт в составе экипажа Н. Журкина отправилась к станции Жиздра, Калужская область. Разведданные штурман по самолётному переговорному устройству сообщала Надежде, а она передавала их по рации в штаб полка. И одновременно наблюдала за обстановкой в небе. Заметила два вражеских истребителя, доложила командиру и огнём своего пулемёта отогнала их. На полпути к своему аэродрому отбила атаку других двух «мессеров». Вечером командир полка объявил благодарность стрелку-радисту Н. Журкиной. Каждый вылет на разведку сопряжён с опасностью быть сбитыми истребителями противника. Всё зависит от лётчика, способного вовремя совершить манёвр, и особенно, от умения стрелка-радиста своевременно обнаружить вражеский истребитель и защититься огнём своих пулемётов. Это умение Надежда подтвердила 20 июля 1943 г. в пятом вылете на разведку в период Курской битвы. Тогда после выполнения боевого задания их самолет преследовали два немецких истребителя ФВ-190. Надежда смелыми действиями, огнём своих пулемётов не допустила атак с их стороны. Это был её вклад в обеспечение доставки командованию ценных сведений об отводе войск и военной техники противника из районов Мценска и Болхов в сторону Орла. Командир полка отметил мужество, бесстрашие и хладнокровие гв. младшего сержанта Н. Журкиной и наградил её медалью «За отвагу». Война продолжалась. С 20 июля 1943 г. по 8 апреля 1944 г. у Надежды было 30 успешных боевых вылетов в составе экипажа. Были обнаружены 4401 автомашина с войсками и грузами, 255 железнодорожных эшелонов на станциях и в пути, 195 разнотипных самолётов на разных аэродромах противника и до полка пехоты. Сведения об этом были переданы с борта самолёта. Выполняя специальное задание разведывательного отдела штаба 15-й воздушной армии в период с 4 марта по 2 апреля 1944 г., экипажем в Псковской области сфотографировано 11 площадей, 1219 кв. км без прикрытия истребителями на высоте 3000-4000 метров. Несмотря на сильный огонь зенитной артиллерии (14 раз обстрелян) и атаки истребительной авиации противника (9 раз атакован), экипаж, проявив бесстрашие, хладнокровие и выдержку, задание выполнил полностью. Приказом командующего 15-й воздушной армией № 21/н от 30 апреля 1944 г. Н. Журкина была награждена орденом Славы III степени. В этот же период Надежда стала кандидатом в члены ВКП (б). В 1944 г. Надежда на фронте родила сына Александра, при этом декретный отпуск не превышал трёх месяцев. «Н. Журкина является не только отличным стрелком-радистом, но и матерью, сумевшей в боевой обстановке воспитать ребёнка, не отрываясь от боевой работы», — так писал о ней командир полка. После апреля 1944 г. последовало ещё 15 успешно выполненных боевых вылетов на разведку войск и техники противника. С борта самолёта переданы 93 радиограммы с ценными разведданными о движении войск и военной техники противника по дорогам, а также о железнодорожных перевозках и базировании авиации. На территории Латвии вскрыто и подтверждено фотографированием движение 1532 автомашин, 521 повозок, 12 танков, на железнодорожных станциях и перегонах — 137 эшелонов, на аэродромах — 193 различных самолётов. В Рижском заливе и бухте – 42 баржи и 15 военных кораблей, на побережье – 8 батарей зенитной артиллерии. В ходе этих вылетов экипаж 7 раз подвергался интенсивному обстрелу зенитной артиллерии и один раз атаковывался истребителями противника. За отличное выполнение боевых заданий и проявленные при этом мужество и отвагу командир полка представил к награждению, а Военный совет 15-й воздушной армии 5 ноября 1944 г. наградил гв. сержанта Н. Журкину орденом Славы II степени. Война шла к завершению. В период с 15 ноября 1944 г. по 30 апреля 1945 г. Н. Журкина участвовала в 18 успешных боевых вылетах на разведку. Передала с борта самолёта 84 радиограммы с ценными разведданными о движении по дорогам 1400 автомашин и 330 повозок с грузом и живой силой, о 250 человек пехоты, 176 железнодорожных эшелонах, о базировании на аэродромах 128 разнотипных самолетов. 6 января экипаж был атакован двумя истребителями ФВ-190, а 18 января 1945 г. — одним. Точным прицельным огнем Надежда отразила все атаки истребителей противника, чем обеспечила выполнение задачи экипажем. Смела и находчива, характеризует её командир полка, ходатайствуя о награждении. И 30 апреля 1945 г. гв. старшину Н. Журкину наградили орденом Красной Звезды. Всего за войну у отважной лётчицы было 67 боевых вылетов на разведку и 30 воздушных боев, каждый из которых мог быть последним. Многие полёты совершались в сложных метеоусловиях, под огнём зенитной артиллерии, при атаках истребителями противника. Один самолёт она сумела сбить, ещё один повредить. Учитывая всё это и отмечая мужество, стойкость, силу духа, смелость и находчивость воздушного стрелка-радиста гв. старшины надежды Александровны Журкиной, Президиум Верховного Совета СССР Указом от 23 февраля 1948 г. наградил её орденом Славы I степени.

В августе 1945 г. Н. Журкина была демобилизована. Завершила учёбу в Московском юридическом институте и вернулась в Латвию, поближе к своим боевым друзьям. Жила в Риге, работала на различных должностях. В августе 1948 г. вышла замуж за офицера А.Н. Киёка. С января 1950 г. проживала по месту службы мужа в Камчатской области. 15 ноября 1952 г. пережила катастрофическое цунами на Куриллах. Гигантская волна унесла в океан много гражданских и военных. После этого Надежда Александровна вернулась в Латвию. Много лет работала в Риге на швейной фабрике. За добросовестный труд её 5 апреля 1971 г. наградили орденом «Знак Почёта». В 1985 г. ей вручили орден Отечественной войны I степени, а 1 октября 1993 г. – орден Дружбы народов. С распадом СССР обстановка в Прибалтике ухудшилась. Надежде Александровне присылали подмётные письма, поджигали почтовый ящик и двери, звонили ночью с угрозами и оскорблениями. Она вынуждена была покинуть Ригу и переехать жить в Россию. Надежду Александровну вывезли в 1993 г. на транспортном самолёте выводимой из Латвии 15-й воздушной армии. С собой она взяла только фотоальбомы, книги, записную книжку с адресами боевых друзей и боевые награды. С 1994 г. жила в Москве в пансионате ветеранов № 17. Умерла 24 апреля 2002 г., похоронена в Москве.

Эти четыре женщины, прошедшие суровую школу жизни, не единственные, кто прославил страну своими подвигами в годы войны. О всех о них лучше, чем написал Михаил Ножкин в поэме «Ах, женщины!», не сказать. Этими словами из поэмы я хочу закончить свой рассказ.

Война! На женщин наших любящих, любимых,

Обрушилась и сталью, и свинцом,

А женщины с войной несовместимы,

А у войны не женское лицо!

Но женщины, краса и гордость наша,

Не дрогнули в том огненном валу,

Испили горя самой полной чашей,

На фронте воевали и в тылу.

Из пушек били, в бой водили танки,

Штурмовиками рвали синь небес.

А если надо было и в атаку

Ходили со штыком наперевес.

Ну и конечно с сумкой медсанбата

За ранеными лезли под обстрел,

Хоть знали, пуля первая – солдату,

Вторая, как известно, медсестре.

На всех фронтах, в больших и малых битвах,

На небе, на земле и на воде,

Во всех победах, на войне добытых,

Их ратный женский подвиг есть везде!

О героинях той эпохи грозной

Мы с трепетом душевным говорим.

Их подвиг и отныне не осознан,

Их ратный труд вовек неизмерим!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

3