Меню
16+

Еженедельная общественно-политическая газета Зерноградского района «Донской маяк», тел. 41-1-51, 42-0-53

01.10.2020 15:16 Четверг
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

АХ, ВОЙНА, ЧТО Ж ТЫ, ПОДЛАЯ, НАДЕЛАЛА

Автор: В. КОНЮХОВ
гв. полковник в отставке х. Революционный

«День ушёл, как будто скорый поезд,

Сядь к огню, заботы отложи.

Я тебе не сказочную новость

Рассказать хочу» …

Расул Гамзатов.

Война, первые дни. Посёлок городского типа Ярмолинцы Каменец-Подольской (ныне Хмельницкой) области, Украина. Военный гарнизон, где ещё не так давно дислоцировалась 45-я танковая дивизия. Теперь она на западных рубежах страны сражается с немецко-фашистскими захватчиками, выполняя приказ, полученный 22 июня 1941 г. Вот телеграмма с текстом приказа: «Староконстантинов. Ярмолинцы, командирам 24-го мехкорпуса, 45-й танковой дивизии. На рассвете 22.06.1941 года немцы начали наступление. Бой идёт на границе. Приступить к выполнению плана прикрытия 1941 года. Командующий КОВО генерал-полковник Кирпонос, начальник штаба генерал-лейтенант Пуркаев». (КОВО — это Киевский Особый военный округ). А в гарнизоне семьи офицеров готовятся к эвакуации. 10 июля вместе с другими эвакуируется молодая женщина Елена с двумя детьми. Успели. На другой день, 11 июля 1941 г. немцы заняли Ярмолинцы. Семья прибыла в Киев. Но и здесь было небезопасно. Уже 13 июля немцы провели первый серьёзный бой за Киев. Поэтому 30 июля семья выезжает и из Киева. Муж Елены перед уходом на войну советовал ей не ехать к своей старшей сестре в Армавир Орджоникидзевского (ныне Краснодарского) края. Там нефть, говорил он, туда обязательно будут рваться немцы. «Езжай в Ростовскую область» (там жила его мама и сёстры). Но Елена всё-таки поехала в Армавир. Ехали налегке — много ли возьмёшь с собой, если у тебя два малолетних ребёнка, к тому же, сама беременная. Вокзалы, вагоны, толпы людей, пытающихся уехать подальше от войны, толкотня. В какой-то момент Елена обнаружила, что нет сумки, украли. Пропали документы, деньги, значимые для семьи фотографии. Даже в такие тяжёлые для всего народа времена находятся отщепенцы, наживающиеся на горе людей.

До Армавира всё-таки добрались. Война осталась далеко, за тысячи километров. Жили, как и многие другие. Скромно, без особого достатка, с надеждой на разгром врага, что мужья останутся живы. Но война не выбирает. В один из дней почтальон принесла письмо, казённое, как в те времена говорили. Это было извещение о пропавшем без вести муже Елены. Трудно выразить словами её состояние в тот час. Слёзы, истерика, успокаивающие уговоры, мол, пропал без вести это не убит, ещё есть надежда, что живой. Война принесла горе многим миллионам советских людей. Надо жить дальше. Хорошо, что рядом старшая сестра с тремя детьми, тоже жена офицера. Она поможет, посоветует и поддержит в трудные минуты. Поздней осенью, 21 ноября 1941 г. у Елены родилась дочка. Назвали Аллой.

Обстановка в стране была тяжёлая. Враг стремился на Кавказ к нашим нефтяным месторождениям, как и предполагал муж Елены. Поэтому Армавир уже не казался таким глубоким тылом. На Армавирском направлении немецкие механизированные части группы армий «A» были объединены в 1-ю танковую армию генерал-полковника Э. фон Клейста. Она имела стратегическую задачу осуществить прорыв к нефтяным месторождениям Майкопа, выйти к побережью Чёрного моря в районе Туапсе. Там планировалось захватить перевалы Центрального Кавказа, прорваться к Грозненскому и Бакинскому нефтеносным районам. Штабом оперативного руководства вермахта в планах «Зигфрид», «Блау», «Брауншвейг», «Эдельвейс» уделялось огромное внимание большой излучине Кубани, так называемому Кубанскому колену. Это отрезок суши вдоль русла Кубани от Кропоткина до Армавира. Именно на этом 80-ти километровом участке находились стратегически важные шоссейные и железнодорожные мосты, способные в случае их захвата вермахтом обеспечить быстрое продвижение механизированных соединений вглубь территории Северного Кавказа. Немецкая группа армий «A» наступала по двум направлениям: 17-я армия Д. Руффа — от Ростова-на-Дону через Батайск, Тихорецк на Краснодар; 1-я танковая армия Э. фон Клейста — от реки Дон на Сальск, Белую Глину, Кропоткин и Армавир. Темп наступления этих группировок по объективным причинам был разным. Танковые корпуса фон Клейста вошли в боевые порядки ослабленной Донской группы Северо-Кавказского фронта «как нож в масло». Непосредственно на Армавир наступали части и дивизии 3-го танкового корпуса, в том числе 13-я танковая дивизия численностью 16000 штыков и 16-я моторизованная дивизия, насчитывавшая свыше 14000 солдат и офицеров, причем 3/4 из них были членами национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДРП). Они были идеологически подкованы как нацисты и мотивированы на ведение беспощадной войны на восточном фронте. Поддержка гитлеровским танковым и моторизованным соединениям с воздуха осуществляла авиация 4-го воздушного флота Люфтваффе.

Обороняли Армавир: 1-й отдельный стрелковый корпус (полковник М.Н.Шаповалов) в составе 113-й и 139-й стрелковых бригад, усиленных 456-м артиллерийским полком РГК; 31-я стрелковая дивизия (полковник М.И.Озимин); 30-я кавалерийская дивизия (полковник В.С.Головской); 136-й армейский запасный стрелковый полк; 5-й отдельный мостовой железнодорожный батальон; 40-я отдельная мотострелковая бригада (полковник Н.Ф.Цепляев); 485-й зенитно-артиллерийский полк ПВО; 375-й и 151-й отдельные зенитно-артиллерийские дивизионы; подразделения 69-го Укрепрайона, а также истребительный батальон из числа местных жителей.

А тем временем, в Армавире летом 1942 г. шла подготовка к эвакуации промышленных предприятий и населения из прифронтовой зоны дальше в тыл. И вдруг в июле тяжело заболела Алла. Диспепсия (нарушение пищеварения). Таяла на глазах. Положили в больницу, где она пробыла несколько дней, самое большое — неделю. К этому времени так исхудала, что представляла собой кожу и кости. Ходили к ней каждый день. Врачи ничего утешительного сказать не могли. Приближалось время эвакуации. Что делать? Елена хотела остаться в Армавире и ждать выздоровления дочки. Старшая сестра отговаривала — у тебя два сына, их надо спасать, о них думать, что будет, если немцы узнают, что ты жена офицера Красной Армии? Сердце Елены разрывалось от горя и боли. Она не могла решить, как поступить, что делать. В конце концов, на семейном совете решили — надо забирать малютку из больницы и ехать всем вместе. А там — что будет. На 2 августа 1942 г. назначена погрузка в эшелон. В этот же день все пошли к эшелону, который стоял не на станции, а где-то в стороне от вокзала. А Елена со старшей 15-летней племянницей пошла в больницу за дочкой. По дороге попали под бомбёжку, прятались на картофельном поле. Наконец добрались до больницы. К ним вышла пожилая полная женщина — медсестра, а может, няня. Сказала, что девочка умерла. Невозможно выразить словами состояние матери в тот момент. Горе за горем, как это пережить, где взять силы? Нет больше доченьки, надо похоронить родную кровинушку, но вот-вот отправится эшелон, там сыновья и семья сестры. Совсем нет времени. Как быть? Похоронить малютку пообещала медсестра. Оставили ей одежду, которую взяли, чтобы переодеть девочку, и 80 рублей. Через некоторое время эшелон увозил семьи сестёр из Армавира вместе с другими эвакуируемыми людьми подальше от войны.

А Армавир продолжал защищаться от наступавших немцев. На другой день после отправки эшелона, утром 3 августа 1942 г. на подступах к городу развернулись серьёзные бои. Боевые группы немецкой 13-й танковой дивизии с ходу хотели захватить мост через р. Кубань у станицы Прочноокопской (севернее Армавира). Отбросив немногочисленную боевую охрану, 7 единиц гитлеровской бронетехники и до взвода пехоты прорвались на левый берег Кубани, попытавшись закрепиться на небольшом плацдарме у реки. Ситуация складывалась угрожающая. Положение спас контрудар 40-й омсбр. 2-й и 3-й батальоны бригады атаковали противника с двух направлений и блокировали плацдарм, частично уничтожив живую силу и технику гитлеровцев на левом берегу Кубани. Последние бои на южной окраине города велись 8 августа 1942 г. в районе аэродрома, где оставшиеся защитники Армавира в основном из 139-й осбр до ночи сдерживали части противника. Лишь с наступлением темноты отошли в направлении станицы Лабинской. Немцы заняли Армавир. Но сёстры с детьми были уже далеко, эшелон вёз их на юг, в неизвестность.

«Путь их был скорбный, с печалью и слезами.

… может, прошлое не стоит ворошить,

И не дай Бог такое пережить.

Я просто очень не люблю слова:

Эвакуация, война» …

(А.Мартыненко).

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

4