Меню
16+

Еженедельная общественно-политическая газета Зерноградского района «Донской маяк», тел. 41-1-51, 42-0-53

21.08.2015 10:58 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 34 от 21.08.2015 г.

Русская в Абруццо - лосось среди мерлуццо

Автор: Ольга Тиасто

Продолжение.

ГЛABA 11.

МOЙДOДЫP   B AБPУЦЦO.

"Ах ты, гадкий, ах ты, грязный, неумытый поросёнок!..."

                          (Корней Чуковский, "Мойдодыр")

 "Лучше быть животным, чем свиньёй"

                                                (Марчелло Коцци)

"Ольга! Ты- тяжёлый случай! У тебя- насморк; никаких

запахов не слышишь, а запах подмышек- слышишь.

...А мне женщины пресные, без запаха- не нравятся. А тебе

что- не нравятся запахи?..."

                                 (Марчелло о моём обонянии).

 

Подойдём к проблеме деликатно, издалека...

У каждого народа есть свой традиционный излюбленный способ борьбы с дурным запахом. У итальянцев, по крайней мере тех, что живут в Абруццо, это-проветривание. Вспомним Рино с его сквозняками и холодом в доме!

Проветривание может быть как общим, так сказать, генеральным- открывание окон и дверей в помещениях, так и местным, или локальным- его часто использует

----------------------------------------

* HEXOPOШИЙ, HEKPACИBЫЙ ФИЛЬM (ИT.)

Марчелло. Когда жарко, человек поднимает руки и держит на уровне плеч, растопырив их наподобие крыльев. Таким образом, обдуваются и проветриваются только подмышки; но водой туда- ни-ни!...Только в самых крайних случаях. 

Вода и, не дай бог, мыло могут нарушить важное кислотно- щелочное равновесие.

У нас этот способ- мытьё.

А теперь подойдём вплотную, отбросив всякую деликатность.

У всех мужчин более или менее воняют ноги- это факт. У женщин тоже, особенно если целый день проходишь в обуви- кроссовках или сапогах. Синтетические колготки лишь ухудшают ситуацию. "Geox", говорят, нас спасёт, "обувь, которая дышит"- но я бы не поручилась.

...Смрад разложения, который шёл от дедовых носков, не мог меня оставить равнодушной.

- Это что так воняет- собака?- принюхивался Марчелло, придя с работы.

- Нет, Марчелло, — отвечала я вполголоса, но с нажимом, — это воняют носки твоего отца. И ты его, пожалуйста, заставь их сменить.

Мне самой говорить с ним о носках было неудобно; если бы дело касалось моей матери- то совсем другое дело. Я бы сказала ей безо всякого колебания и обиняков о любом неприятном запахе. Но дед- не в такой мы с ним степени близости, чтобы...

- Да ну...Как я ему скажу?- трусливо увиливал тот.- Не так уж они и пахнут...Это, скорее, собака.

 И голубые носки продолжали заванивать квартиру и завтра, и послезавтра, а Дарио, в полном неведеньи, совсем не спешил их менять.

                                                            

В семье Коцци, надо сказать, гигиена никогда не была проблемой.

Вопрос гигиены у них вообще не стоял на повестке дня.

Гигиена, можно сказать, отсутствовала.

Когда я спрашивала у покойной теперь Аннализы, как они моются зимой в Челлино при четырёх градусах ниже нуля в помещении- та только смеялась беззубым ртом, будто я сказала ей что-то очень забавное. Развлекалась.

И стало быть, зиной не мылись, как чукчи или эскимосы. А летом?...Хм.

Может- без мыла, холодной водой? В море?...

Когда дедушка пришёл к нам после двух месяцев больницы и двух проведённых у Рино, он не купался как минимум четыре месяца.

Если предположить, что он купался незадолго до больницы; но это предположение мне кажется ни на чём не основанным.

У нас он тоже не мылся первые два месяца, пока чувствовал себя плохо. Итак, мы уже минимум полгода, как не мыты.

Потом- всё. Потом я ввела мои железные правила: невозможно держать в квартире немытых людей. В моей квартире- моются. Даже восьмидесятилетние. И если уж так, то я сделала ему скидку на возраст: один раз в месяц, хотя бы.

                                                     

К первой помывке готовились, как к отправке человека в космос, на орбиту.

Всё нужно было тщательно продумать, подготовить- чистое бельё, полотенца; в глазах Марчелло мойка отца была не тем простым мероприятием, которое проводится так, между прочим. В их семье никто просто так, ни с того, ни с сего, не поразмыслив, от нечего делать, не мылся. Готовились задолго, загодя.

Поскольку трудная задача была поручена, конечно, Марчелло (уж что-что, а мыть голого Дарио в ванной я пока не собиралась), то нужно было выбрать какой-то особый день- субботу, например, когда он не работает и абсолютно свободен.

А поскольку в одну субботу он был очень занят и устал (мыл фургон), а в другую- вернулся поздно и "папа уже поел, а купаться, поев- нельзя", то запуск ракеты на Марс долго откладывался.

Наконец, не осталось больше отмазок, и в один прекрасный вечер, охая и кряхтя, процессия всё-таки двинулась в сторону ванной.

Я заранее cменила бельё на кровати, чтобы отрезать пути к возможному отступлению.

Ванная была наполнена тёплой водой на одну шестую- то есть так, чтобы только прикрыть ноги и интимные части купающегося. Все мои попытки наполнить её так, чтоб вода доходила хоть до подмышек, встретили дружный отпор: Марчелло считал, что его отец, как, впрочем, и он сам в подобной ситуации, мог потерять сознание и утонуть...В общем, в наполненной ванной могло случиться что-то плохое, и они садились в почти сухую.

Я бы, наоборот, положила старика на час отмокать в какой-нибудь сильный дезинфецирующий раствор, так что торчали бы только глаза и нос.

Перед тем, как уединиться с отцом в ванной, Марчелло спросил меня на ухо:

- А как я помою ему...зад?

- Как- как?- удивилась я. — Потри хорошенько мочалкой!

-Нет,- воспротивился почему-то тот. — Тереть ему зад я не буду!

Было ясно, что мыть отцу зад ему представлялось чем-то иным, чем мыть другие части. В дальнейшем пыталась я выяснить, мыли ли зад, или оставили так, как был; и как удалось разрешить проблему.

-Зад он мыл себе сам, молодец!- довольный, похвалил отца Марчелло.

Процессия скрылась за дверью, и что они делали дальше- осталось загадкой.

Слышны были крёхот и стоны, инструкции и команды, звуки разных манипуляций и слабые плески воды на дне ванной. Как купал Марчелло отца- я не знаю.

Наверное, просто потёр его поверхностно мягонькой детской губкой, поелозил там и сям...но вышел Дарио другим человеком.

Цвет его кожи заметно изменился, посветлел.

Оба участника мойки были измотаны и совершенно без сил. Хорошо, что с непривычки дед действительно не потерял сознания- могло и такое случиться.

- Ты знаешь- я чувствую себя лучше, — сказал он совсем слабым голосом.

В первый раз за долгий отрезок жизни он отправился спать в непривычном состоянии- чистым. Или почти.

И мог теперь чувствовать себя свежим и хрустящим ближайшие пару месяцев.

Но мытьё мытьём, а с проблемой смены носков мы ещё столкнулись не раз.

После того, как Марчелло трусливо и малодушно в который раз отказался говорить с отцом на щекотливую тему, я оставила всякую дипломатию.

- Я, конечно, очень извиняюсь, и не хотела говорить с Вами об этом...но носки- воняют!- решительно высказалась я. — Их обязательно нужно менять. Старайтесь снимать их как можно чаще и оставляйте в ванной; а я их буду стирать.

Прямой подход оказался самым эффективным: дед стал послушно менять носки, и этим разнежил, смягчил моё сердце. Приятно было смотреть на него, сидящего на диване в чистых носочках и смотрящего утренние программы с трубочками в носу...

Старалась, однако, следить, чтобы носки Дарио мылись отдельно и не попадали в стиральную машину вместе с другим бельём.

                                                         

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

370