Меню
16+

Еженедельная общественно-политическая газета Зерноградского района «Донской маяк», тел. 41-1-51, 42-0-53

09.10.2015 11:20 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 41 от 09.10.2015 г.

Русская в Абруццо - лосось среди мерлуццо

Автор: Ольга Тиасто
Писатель

Продолжение.

И в многочисленных расстройствах функций органов и систем, описанных в новой справке врачом Контришани, в этот раз фигурировали "признаки старческой деменции" и "недержание мочи".

Кто знает, не сглазили ли мы деда этим мнимым "утяжелением"? По горькой иронии судьбы, в ближайшем будущем эти симптомы действительно не замедлили проявиться... Хотели, конечно, как лучше и для него, и для себя- прибавить к его маленькой пенсии ещё четыреста-пятьсот евро; но вышло так, что вскоре после подачи второго запроса он в самом деле почувствовал себя хуже.

С этой новой болезнью, к сожалению, ни я, ни врач Контришани, ни даже завотделением Де Санктис, ничего поделать не могли.      

                                                                          …...........................................

В последнее время Дарио казался другим человеком; он вёл себя, как образцовый джентельмен.

Каждый день, просыпаясь, приветствовал всех своим "Buongiorno!", что в нашей семье не было заведено- здороваться друг с другом по утрам. Всякий раз, принимая из моих рук чашку кофе или что-нибудь ещё- за любую мелочь благодарил, говорил "спасибо", что Марчелло, например, и в голову не приходило. Тот всё принимал, как должное.

Я стала приводить ему Дарио в пример: сама вежливость и предупредительность!

Старался не расплескивать воду на полу в ванной, когда умывался и не бросать, как раньше, использованную туалетную бумагу в биде- и это ему почти удавалось.

Намного чаще и охотней менял носки и безропотно шёл купаться, когда наставал его час. Не ссорился с Катей и подружился с собакой.

Собака и дед мирно делили диван, и часто я наблюдала, как он гладит спящую Кикку с нежным, умилённым выраженьем лица. Собака была первой, кого он приветствовал, когда мы возвращались с прогулки. Радостно звал её:

-Кикка!...

Следил за своим внешним видом, и кажется, чаще, чем купался, ездил к парикмахеру в Кастелнуово. Надо сказать, что в свои восемьдесят два года Дарио лысым не был; седоватый ёжик ещё топорщился на его голове, и когда отрастал, становился дыбом, как перья. Тогда, пучеглазый в очках и с загнутым клювиком носом, дед был похож на взьерошенную птицу.

Думаю, что ухаживая за собой, он старался, не в последнюю очередь, для моей мамы, Елены Сергеевны.

Она очень была ему симпатична.

                                                                     ГЛABA  14.

                                               Бабушку Лену сватают.

"...и, на возраст наш не взирая-

 - любовь не вредит здоровью-

  скажи, моя дорогая:

  ты готова заняться любовью?"

(Марко, начинающий поэт, 82 года,

вольный перевод автора)

Внезапно случилось так, что у нашей бабушки Лены хоть ненадолго- на каких-то семь или восемь дней- но появился жених.

Такого никто не ждал и не планировал. Томмазо выскочил, как чёрт из табакерки, и взбаламутил всю нашу семью.

                                                            …...................................................

Как-то воскресным утром поехали мы в Челлино- проведать теперь заброшенный дом, забрать почту, сходить на кладбище. Дедушка остался дома, а моя мама всегда в Челлино ездила с удовольствием. Что её там привлекало? Природа, может быть? Забытый деревенский уголок среди холмов и виноградников? Или запущенный челлинский огород напоминал ей собственный, оставленный там, под Ростовом...

Сам дом ей не нравился: был "холодным, сырым, неуютным".

Проезжавшая мимо машина остановилась:

-О, Марчелло, Ольга! Чаоо!...Чао, синьора!

То был Антонио Йеццони, земляк и старый знакомый Марчелло, в последние годы- владелец магазина "Цветы и фрукты", а также недавно открытого  похоронного бюро, которое пока не процветало (покойников перехватывали более старые и опытные конкуренты- уже поди полвека, как на рынке похоронных услуг).

- Это твоя мама?- интересуется Антонио, бессовестно разглядывая её сзади.

- Да, моя мама.

- Молодая! Красивая синьора...

-Ага; вот, ищем ей жениха, — шучу я.

- Серьёзно?- встрепенулся он.- У меня тут есть женихи!

- Да нет, шучу; какие женихи!

- Есть один наш друг, очень серьёзный синьор. Вот я ему скажу...

Я только машу рукой; Антонио- врун и болтун.

Однако, на следующий день, вернувшись домой с прогулки, застаём вдруг Дарио в компании земляка, пожилого синьора, маленького худощавого живчика.

-Томмазо!- удивлён Марчелло.- Как ты нас разыскал?...

Как он нас нашёл- остаётся загадкой. Никогда у нас раньше не был и адреса не знал.

Вот, опять же- провинция. Казалось бы, охватывает большую территорию, а можно, не зная адрес и даже фамилию, кого угодно найти. Достаточно поспрашивать у обывателей: где живёт та русская, замужем за курьером "Бартолини"? Та, что всегда с собачкой?...И кто-нибудь тебе покажет.

Или наоборот: а где живёт тот Марчелло, родом из Челлино, что раньше продавал носки, а потом ещё женился на русской? И- кто-нибудь обязательно знает.

Томмазо был похож на гиперактивного ребёнка; двигался и болтал без умолку, не давая вставить ни слова...Увидел Елену Сергеевну- и начал ей, ошарашенной, представляться, жать и тpясти руки; заговорил сразу о своей пенсии, которую в случае его смерти сможет получать моя мать, и наоборот, её пенсии, которую он...

- Подождите, подождите...- выпучила я глаза и попыталась его успокоить, наладить, раз уж пришёл, между ними какой-то ознакомительный разговор с переводчиком.

Думала, его интересует её жизнь; он захочет задать ей какие-то вопросы, что было бы уместно при знакомстве людей их возраста...К тому же, объяснила я, моя мама по-итальянски так и не говорит. Ну, отдельные слова, фразы- если заранее заготовит их и затвердит. И главное, хотела я дать ему понять- мы и не собирались ни с кем ни знакомиться, ни выходить, тем более, замуж.

 Это всё Антонио Йеццони — ему бы всё людей по-быстрому женить и хоронить!...

Но у Томмазо это был назревший и давно уже решённый вопрос.

Его жена, что страдала болезнью Альцгеймера, недавно умерла, а до этого в течение многих лет уже не разговаривала и вряд ли что понимала. Теперь он хотел "взять быка за рога" и больше не медлить. Сказал, что ездил дажe в Испанию и в Марокко- искать невесту.

Он не хотел ничего особенного знать о Елене Сергеевне; выяснил только, что они- одногодки, схватил её за руку и потянул за собой, приглашая поесть с ним мороженое и выпить кофе. Мама испуганно упиралась и не хотела никуда с ним идти.

Марчелло и Дарио её уговаривали, гарантируя, что Томмазо- "человек порядочный и серьёзный". Меня этот Томмазо отстранял и все мои попытки встрять пресекал.

Переводчик, сказал, им не нужен- они "и так всё поймут". Так, сказал, мама быстрее научится языку.

Ну, что ж, пожала я плечами- может, он и прав.

-Ну, Оля! Да что ж это такое, а?...- бросила мне мать последний отчаянный призыв, и он увлёк её за собой в машину.

По дороге, рассказывала потом, хвастался машиной, как дитя.

- Bella macchina, eh?!- говорил без умолку, жестикулируя, делал крутые виражи, пускал пузыри от радости.

Привёз Сергеевну в Розето, в кафе возле моря. Вместо мороженого- мама всё боялась простудиться- взял ей горячий шоколад. Потом повёз показывать свою квартиру.

Помимо дома в Челлино, у него была квартира в Розето, которую Томмазо сдавал летом отдыхающим. Сказал также- у него есть взрослая дочь, давно самостоятельная, замужем, и что он "обеспечил её так, чтобы она ни в чём не нуждалась".

Как ни странно, Елена Сергеевна, вроде как совсем не зная итальянского, из разговора с Томмазо всё это поняла. Одного не поняла только: эту квартиру он тоже дочке отдать собирается?...

Однако, было видно, что Томмазо, хоть и в своей утомительной манере, но её развлёк. Ещё бы! Давно за Еленой Сергеевной мужчины так не ухаживали и не делали ей внезапных предложений!

Назавтра он приглашал её пообедать в ресторане. Опять же одну- без меня.

Расстался с нами довольный и весёлый, как с будущими родственниками, и пообещал, что если "дело сладится", то в конце недели приготовит нам всем у себя дома такой обед! Настоящий пир! Позовёт и Антонио Йеццони со Стеллой.

Арривидерчи!...

Мама была в смятении чувств. Позвонила даже в Ростов, сестре.

- Ну, я не знаю,- говорила она.- Внешне, Амелия, он не такой уж противный...Но какой-то, честное слово, дурной...а?...

Дед Дарио, видя такую картину, заметно приуныл.

Но и губу раскатал на обещанный рыбный обед.

                                                                       

На следующий день Елена Сергеевна собиралась на свидание.

Она заранее готовилась; приоделась и запаслась своей книжечкой- итальянским разговорником, а также листочками с крупно выписанными словами и фразами- хотела прояснить с Томмазо некоторые вопросы. Каким-то образом она начала принимать эту историю почти всерьёз.

-Так что ты мне советуешь делать?- спрашивала она у меня.

Не то, чтобы этот Томмазо ей нравился, но как-то он её, естественно, заинтриговал, и его напористость как бы убеждала в серьёзности намерений.

-Понятия не имею. Я вообще его почти не знаю, — отвечала я. Мне довелось его видеть только один раз- на похоронах Аннализы.

Манеры его мне не нравились: слишком много шумел, говорил, не слушал других и не давал слова вставить... С другой стороны, мама моей подруги вышла замуж в Норвегии в возрасте шестидесяти пяти лет; так почему я должна отговаривать выйти замуж мою, которой семьдесят с лишним?

Но маме виделась здесь ещё какая-та материальная возможность...какая-нибудь собственность, наследство...( смотрела слишком много фильмов); конечно, не для себя, а для меня, для внучки Катеньки...Хотела пожертвовать собой ради семьи.

- Последнее, на что можно расчитывать- это наследство, — сразу уверила я её.- Не похож он на обеспеченного типа, да и наследники у него, он сам сказал, есть.

Но, как говорится, поживём- увидим.

В назначенное время появился сияющий, как солнце, Томмазо, и повёз свою невесту в ресторан.

В этот раз он вёл себя намного развязнее и по-свойски. По словам бабушки Лены, в машине пощупал ей коленки через ткань шерстяных брюк и сказал ей, что ноги- худые.(Комплимент или нет- как знать?)

Тогда наша Сергеевна, женщина довольно простецкая, тоже пощупала по-дружески его колено и в шутку заметила, что у него они- тоже худые. Как уж она изъяснялась- неизвестно, но говорит, что он понял и засмеялся нервным, визгливым смехом...

Как потом просветила нас внучка Катенька, у итальянцев этот жест(щупанье колен) мог означать полное одобрение мужчины и даже поощрение к действию!

Елена Сергеевна, конечно, этого не знала, и поэтому преспокойно отправилась с ним в ресторан агритуризма неподалёку от Челлино, где кормят дёшево и сытно- на убой- блюдами типичной абруццезской кухни.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

351