16+

Еженедельная общественно-политическая газета Зерноградского района «Донской маяк»

Главная / Статьи / "Льются песни над станицей..."
30.03.2018 13:43
  • 29
В печати не опубликовано!

"Льются песни над станицей..."

Куда только не забрасывала судьба казака — воина, защитника отечества! И на каждой из войн слагались служивские песни: «Ай, кто в Польше не бывал», «Мы к Балканам подходили…», «Как мы в Турцию ходили», «Не боимся мы французов», «Ой, вдоль по Линеюшке кавказской млад сизой орёл летал…»

«…И вы донские песни запоёте,

В которых всё, что надо вам, найдёте

Про Родину. Про смерть. И про любовь…»

А. Калинин.

Песня в жизни донских казаков имела большое значение. Считается, что на Дону бытовало более четырёх тысяч различных песен, не считая вариантов исполнения в отдельных станицах и хуторах. По государственной надобности казаков переселяли с родных мест на границы Российского государства, и ареал распространения казачьей песни значительно расширялся, в тексте делались какие – то изменения, связанные с колоритом и реалиями жизни вновь осваиваемых территорий. В каждом казачьем войске создавались новые песни. Но стержень казачьей песни оставался неизменным, как и манера исполнения — её не перепутаешь с песнями других народов и этно — социальных групп.

В казачьей песне преобладала мужская традиция. Самым ценным в ней является этническое начало, уникальная многоголосая фактура, летящий дискант. Особенность донской, вообще казачьей песни — это прерывание пения на полуслове на секунду – другую и продолжение пения, но уже с начала прерванного слова.

Эй, да на славной было,

Братцы, да на ре.. да на речушке,

Эй, да на славной было,

Братцы, на Камы… на Камышенке…

Знаменитый исследователь и популяризатор донской песни А. М. Листопадов записал более тысячи двухсот самобытных казачьих песен, активно исполнявшихся в первой половине ХХ века, бережно сохранённых как наследие предков для последующих поколений.

Условно песни донских казаков делились на исторические, служивские, любовные, включавшие комплекс свадебных (обрядовых) песен и другие.

Часть исторических (староотеческих или давнишних) песен – былин была привнесена на Дон русскими людьми в период становления казачьего сообщества на Диком Поле, но основной массив исторических песен был посвящён героям Азовского осадного сидения, казакам Ермаку, Стеньке Разину, Емельяну Пугачёву, Игнату Некрасову, Степану Ефремову. Главная тема в казачьих исторических песнях ХVI-ХVIII вв. — борьба за Русскую землю и жажда справедливого устройства общества. Действующими лицами, вершителями событий в казачьих песнях являются сами казаки. Свою борьбу они осмысливали как патриотический долг, как сражение с угрожающими Русской земле иноземцами – басурманами. В песнях прослеживается такое понятие, как право владения Доном, пожалованное царём Иваном Грозным «с вершины до устьица и со притоками в вечное владение». Здесь характерно то, что казаки говорят не о праве на землю, а на реки — Дон, Яик, Терек. Именно река, а не земля, с которой связывалось крепостное право, вошла в песни донских казаков, как образ Родины, как символ вольного казачьего житья. «Батюшка, православный Дон Иванович» — так обращаются казаки к реке, без которой они не мыслили иного места обитания, на берегах которой они были вольными людьми.

Ой, ты батюшка наш, славный Тихий Дон!

Ты кормилец наш, Дон Иванович,

Про тебя лежит слава добрая,

Слава добрая, речь хорошая!

«Донские казачьи песни… — писал В.Г. Белинский, — более заслуживают названия исторических, чем собственно так называемые исторические русские народные песни. В них весь быт и вся история этой военной общины, где русская удаль, отвага, молодечество и разгул нашли себе гнездо широкое и привольное. В них и исторической действительности больше, в них и поэзия размашистей и удалей».

«Царствование Петрово можно назвать границею создания настоящих народных исторических песен, которые после Петра продолжали возникать только среди донского казачества», — свидетельствовал фольклорист П. В. Киреевский.

Мечётинцы в начале ХIХ века, скорее всего, пели исторические, батальные песни которые слышали в станицах, откуда они приехали. После Отечественной войны 1812 года, в которой участвовали и мечётинские казаки, были сложены песни о храбрости донцов в этой войне и, особенно, о прославленном атамане графе Матвее Ивановиче Платове, чьими усилиями и настойчивостью были основаны задонские станицы, в том числе Мечётинская. Песня «Слава Платову — герою» — наверное, самая популярная до сегодняшних дней в любом фольклорном коллективе на Дону.

Слава Платову — герою! Победитель был врагам!

Победитель был врагам! Слава донским казакам!

Так как казаки продолжительное время несли службу вдали от дома и участвовали практически во всех военных компаниях Российской империи, они тосковали по родным местам, своим семьям. Во время отдыха они пели так называемые служивские песни. Многие из этих песен были с протягом (то есть протяжные, медленные).

Последний нонешний денёчек

Гуляю с вами я, друзья,

А завтра рано, чуть светочек,

Заплачет вся моя семья.

Заплачут братья мои, сёстры,

Заплачет родна мать, отец,

Ещё заплачет дорогая,

С которой шёл я под венец.

Коляска к дому подкатила,

К мому парадному крыльцу.

С коляски голос раздаётся:

«Готовьте сына своего!»

Казацкий сын давно готовый,

Конь под седлом давно стоит.

Детишки плачут и тоскуют -

Семья вся замертво лежит.

И таких служивских песен было много, как и многое в судьбе казака было непредсказуемо: «Чёрный ворон», «Простите, отец – мать родные», «Поехал казак» — эти и другие грустные песни раскрывали душу казака, его понятия о воинском долге и любви к родному краю, близким людям.

Чёрный ворон, что ты вьёшься

Над моею головой,

Ты добычи не дождёшься,

Чёрный ворон, я не твой.

Ты лети-ка, чёрный ворон,

К нам на славный Тихий Дон,

Отнеси-ка, чёрный ворон,

Отцу, матери поклон…

Часть служивских песен была более ритмична, под них можно было танцевать. Это так называемые приговорные песни. Иногда, при отсутствии музыкальных инструментов их пели «акаппела», а ритм отбивали хлопками в ладоши.

«Полно вам, снежочки, на талой земле лежать,

Полно вам, ребятушки, горе горевать…»

Или: «Как донские казаки царю верно служат,

По границе разъезжают, ни о чём не тужат.

Есть вино — пьём вино, нет вина — пьём воду.

Никого не пустим к нам, не дадим мы ходу». (Один из вариантов песни).

Обычно при исполнении подобных песен, в круг выходили два танцора и выделывали «коленца», стараясь «перетанцевать» друг друга. Наглядно это можно увидеть на концертах Академического ансамбля песни и танца донских казаков им. А. Квасова при исполнении песни «Как у нашей сотни» и других.

Куда только не забрасывала судьба казака — воина, защитника отечества! И на каждой из войн слагались служивские песни: «Ай, кто в Польше не бывал», «Мы к Балканам подходили…», «Как мы в Турцию ходили», «Не боимся мы французов», «Ой, вдоль по Линеюшке кавказской млад сизой орёл летал…».

На Дону говорили: «песни не поют, а играют». Наиболее точно передаёт своеобразие и поэтичность казачьих песен, эмоциональный настрой казаков при их исполнении известный поэт Борис Куликов в стихотворении «Донские песни»:

М. А. Шолохову

Вы слышали, как на Дону поют

Седые старики, участники походов?

А видели, как горько слёзы льют,

Друзей припоминая и погодков?

Но вот, смахнув слезу с морщинистой щеки,

Поднимет дед с вином игристым чашу

И скажет:

-Будя. Будя. Казаки!

Кум, заводи. А ну, сыграем нашу!

А кум, такой же кряжистый старик,

Закрутит ус, откинется на стуле

И запоёт… И так засеребрит,

Что смолкнет стол, как умолкает улей.

…Поют о том, что было в старину,

О тех походах и о тех печалях…

И катит песня громкую волну,

На водах Дона медленно качаясь.

Она плывёт размашисто, легко,

То подымаясь, то вдруг замирая,

И машут в такт казачки ей рукой,

Её в дорогу, в годы провожая…

Но вдруг — гармонь! И вздрогнут потолки.

И вроде грусти не было нисколечко.

Ударят плясовую казаки,

Аж зазвенят степные колокольчики!

Гром ладош, топот ног, плеск одёженьки!

Сам плясать не пойдёшь — пойдут ноженьки!

Ой, ходи, ходи, ходи, да-й похаживай!

На других погляди, под меня подлаживай!

Вот так поют! И пляшут здесь вот так!

А плачут коль, так не хмельные плачут,

А потому, что знают боль атак,

Что значит жить и умереть, что значит…

И вот какой – то голос молодой

Заводит песню. Песне тесно в хате:

Плывёт она над степью, над рекой.

И эту песню старики подхватят.

Проснутся ветры. Выгнув стебельки,

Хлеба качнутся удивлённо в поле…

Поют о новой жизни казаки,

О новом Доне и о новой доле!

Песни донских казаков всегда были неотъемлемой частью повседневной жизни донцов, но с последней трети прошлого века по сегодняшний день они вызывают неподдельный интерес как жителей России, так и славянских стран. Казачьи песни можно услышать в Болгарии, Сербии, Словакии, в других странах, не говоря уже о Белоруссии и Украине. Этот ренессанс был вызван потребностью в истинном народном песенном искусстве. Поэтичность, искренность, глубокий смысл, содержащий непреходящие человеческие ценности и идеалы, мелодичность, многоголосие — всё это покоряет сердца слушателей. Когда – то народная артистка СССР Людмила Зыкина, обладавшая уникальным голосом, включила в свой репертуар казачью песню «Посею лебеду на берегу», которая вполне конкурировала с тогдашними хитами эстрады.

В любимом многими телезрителями проекте «Голос» Тиной Кузнецовой была исполнена песня казаков – некрасовцев «Ай вы, цыгане», которая приятно удивила телезрителей. В этом же конкурсе песню «Не для меня придёт весна» спел Ярослав Дронов. С этой песней он имел несомненный успех у слушателей и получил высокую оценку жюри. Представленная им песня – романс на стихи А. Молчанова, музыка Н.П. Девитте написана в 1838 году. В своё время её пели Ф. Шаляпин, А. Вяльцева и другие замечательные исполнители. Любимая многими песня «Казаки в Берлине» написана братьями Дан. и Дм. Покрассами на слова Ц. Солодаря. А вот песня «Когда мы были на войне», воспринимаемая как старая казачья песня, написана поэтом Давидом Самойловым и композитором Виктором Столяровым не так давно — в середине восьмидесятых годов, но за это время стала поистине народной. Мало кто знает, что текст песни «По Дону гуляет казак молодой» написан Д. Ознобишиным, а «Пчёлочка златая» основана на стихотворении Гавриила Державина «Пчёлка златая» и ей столько же лет, сколько станице Мечётинской.

Популяризаторами казачьей песни на концертных подмостках являются множество хоров, вокальных коллективов и фольклорных ансамблей, а также замечательных солистов. Хор Сергея Жарова выступал по всему миру с большой программой казачьих песен. Главными, поистине Академическими коллективами, где сохраняют и развивают казачью песню как культурное достояние России, являются Ансамбль Донских казаков (рук. А. Буйвол) и Кубанский казачий хор под руководством В. Захарченко. Театр песни «Росичи» из Саранска в своём репертуаре имеет целый блок казачьих песен и исполняет их не только в нашей стране, но и за рубежом. Кстати, в этом коллективе пела Мария Баханец, наша землячка. Белорусский ансамбль «Родзимичы» включил в свой концертный репертуар казачью песню «Узенький проулочек» («Марусенька»). Российские и сербские фолк – группы исполняют в своей аранжировке донские песни, в частности, «Ой, Дуся, ой, Маруся». Популярны песни о жизни казаков, написанные в последнее время и исполняемые такими певцами как Александр Розенбаум, Олег Газманов, Игорь Растеряев и др.

Конечно, настоящая казачья песня органична на своей родине, среди казаков. Она поётся для души, идёт от сердца и звучит в семье, во время недолгих минут отдыха на работе, за праздничным столом. Любовь Николаевна Калайда из мечётинского рода Марадудиных запомнила колыбельную песню, которую ей пел прадед в далёком детстве «А иде ж твой конь? За воротами стоит…» И, казалось, что песне не будет конца и под этот, такой красивый и родной голос, она засыпала…

Михаил Александрович Шолохов знакомит читателей с песней «Колода — дуда» в первой книге романа «Тихий Дон»: Дарья поёт ребёнку колыбельную, а Григорий сквозь сон вслушивается в её смысл. Перед слушателем предстаёт картина жизни казаков: вольные воды Дона, берега, покрытые камышом, трудолюбивые и домовитые девки, казаки, ушедшие на войну — вот так, по сути, философски, отражается извечный жизненный круговорот.

-Колода – дуда,

Иде ж ты была?

-Коней стерегла.

-Чего выстерегла?

-Коня с седлом,

С золотым махром…

-А иде ж твой конь?

-За воротами стоит.

-А иде ж ворота?

-Вода унесла…

-А иде ж вода?

-Гуси выпили.

-А иде ж гуси?

-В камыш ушли.

-А иде ж камыш?

-Девки выкосили.

-А иде ж девки?

-Девки замуж ушли.

-А иде ж казаки?

-На войну пошли…

Кто бы мог подумать, что казачья колыбельная станет основой для песни «Куда исчезли все цветы?» Пита Сигера, которая в необычной форме выражала протест против войны во Вьетнаме? Эту песню исполнял сам Сигер, другие англоязычные певцы – бунтари, на немецком её пела Марлен Дитрих, на русском — Жанна Бичевская. В Японии снят фильм, где телезрители увидели шолоховский край — места, связанные с рождением этой песни – баллады, написанной под влиянием незамысловатой на первый взгляд колыбельной из «Тихого Дона», которая под звуки гитары и банджо над многотысячными толпами митингующих призывала людей к миру.

В шестидесятые годы в Мечётинской всплеск интереса к казачьей песни возник не спонтанно, а сложением усилий станичников, никогда не забывавших своих корней и тех песен, которые они слышали с самого детства от стариков, а также профессиональных и организаторских способностей культработников и руководителей. В 1964 году на сцене станичного Дома культуры впервые выступило трио в составе Александры Антоновны Жидкоблиновой, Прасковьи Ивановны Летуновой, Анны Даниловны Реденковой. Пели старые казачьи песни. Они говорили: «У казаков много протяжных песен: одна заводит, другая дишканить, а все на растяжку играют». Вскоре певцов стало около семидесяти человек. Расширился состав фольклорной группы, а станичный хор едва помещался на сцене ДК. Пополнялся репертуар артистов, более уверенно и слаженно звучали их голоса. Мечётинцам полюбились их земляки – песенники за верность донским традициям, за искреннее, яркое воплощение свободы в казачьих песнях. Возглавлял сельский ДК в то время замечательный организатор, артист из народа, впоследствии Заслуженный работник культуры РСФСР Василий Лазаревич Лубенец. И по сей день станичники считают его песню «Станица моя, Мечётинская» гимном своей малой родины.

Самодеятельные артисты из ст. Мечётинской удивили жителей райцентра и народ, приехавший на праздник из тогда ещё неразделённого района. В один из осенних выходных 1969 года от привокзальной площади к площади Мира во весь опор летели красочно убранные кумачом тачанки с невестой и женихом. Площадь раззвенелась трелями баянов, весёлыми припевками. «Свадьба! Свадьба!» — слышалось отовсюду. Но ошибались люди. Это участники фольклорного праздника из Мечётинского ДК представили зерноградцам обряд старой казачьей свадьбы. Роли невесты и жениха исполнили мечётинские школьники Таня Ковалёва и Гриша Ракачёв. Зрители с любопытством рассматривали стол, накрытый вышитой скатертью. Видели все, как расплели невесте густую девичью косу, одели фату, усадили за стол с женихом. И пошли песни. Было их много: грустные, об уходящей беззаботной юности, и весёлые, озорные, о милом, о новой жизни с ним. Не у одной пожилой женщины чуть сжалось сердце, когда услышала она далёкое, знакомое:

Сплела себе Танечка веночек,

Покатила в зелёный садочек,

Она катила, да ещё говорила -

Подружечкам гулянье дарила

- Вы подружки гуляйте, гуляйте,

А мне теперь с вами не гулять.

Но долго грустить было невозможно. Артисты вернули праздничное весёлое настроение. Зазвучали задорные казачьи песни. Грустные или весёлые — их объединяло одно: плавность, широкая напевность, мощная сила и размах. Как будто это батюшка тихий Дон несёт свои могучие воды среди раздольных степей. «В островах охотничьих», «Раздушка — казак молодой», «А я по лугу» с хороводом девушек, — казалось, не иссякнет источник народного творчества. Из того некогда большого фольклорного коллектива сейчас здравствуют только две участницы. Самая «молодая» – Ермоленко Мария Егоровна заходит проведать старшую подругу Фомину Марию Ивановну, которая прекрасно помнит все слова и мелодии. Дуэтом они поют, как и полагается, на два голоса свои любимые песни.

Традиции донского пения продолжает сейчас в станице вокальный коллектив сельского Дома культуры «Сударушка» под руководством Светланы Анатольевны Пысларь. В составе вокальной группы красивые, статные женщины, влюблённые в народные песни. 9 сентября прошлого года мечётинских певуний пригласили в Зерноград спеть обрядовые песни на бракосочетании Владимира Болдырева и Екатерины Гетьман, которые, имея родовые казачьи корни, предпочли сыграть настоящую донскую свадьбу. Мечётинские казачки спели озорные частушки и песню, оповещавшую о прибытии жениха за невестой. Приятно было видеть, как радовались люди, наблюдавшие столь редкое в наши дни красивое, запоминающееся действо, все обряды, которые всё-таки не забыты и свято чтутся, и всё это под звонкие казачьи песни!

В детском садике «Малыш», в Мечётинской школе, в ЦДО «Ермак» уделяют много внимания региональной составляющей в общекультурном развитии подрастающего поколения. Большая часть выступлений детей на сцене станичного Дома культуры окрашена казачьей тематикой. Год от года стараниями педагогов, юные артисты во время исполнения вокальных номеров, танцев, сценок держатся более свободно, раскрывая свои природные способности. Надо полагать, что дети, уже полюбившие народные песни и танцы, сохранят эти трепетные чувства на всю жизнь. Значит долго ещё звучать многоголосым казачьим песням с летящим над задонской степью дискантом.

Регулярно приезжают в Мечётку артисты Народного ансамбля «Вольный Дон» под руководством Заслуженного работника культуры РФ Василия Ивановича Ольховского, создавшего этот коллектив более сорока лет назад. В первом составе ансамбля были и мечётинцы, а также их потомки, жившие в то время в Зернограде. Кстати, самый юный артист в нынешнем составе ансамбля, Евгений Дараган, житель станицы Мечётинской. Творческие поиски, желание донести до слушателей красоту звучания и глубокий смысл казачьих песен дали свои плоды. Ансамбль полюбили на Дону, он представлял песенное искусство не только жителям Москвы и других регионов России, но и гастролировал в более чем полусотне городов Европы, вызывая восхищение и восторг благодарных зрителей. Основу репертуара ансамбля составляют казачьи песни, а так же новые произведения, созданные В.И. Ольховским, в которых современные тексты так естественно ложатся на старинные фольклорные мелодии. Мечётинцы тепло приняли новую песню, которую Василий Иванович написал к 200 – летию станицы Мечётинской. Слова в ней очень символичны: «Льются песни над станицей и Примерова стихи…» Литературно – музыкальный праздник «Поющее лето», посвящённый нашему земляку поэту – лирику Борису Примерову и другие значимые мероприятия не обходятся без впечатляющих выступлений ансамбля «Вольный Дон».

«Пой, станица вольная,

Поля твои раздольные,

Сынами ты богатая,

Мечётинская…»

Автор: П.СОКОЛЬЧЕНКО.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Объявления

Реклама

Вверх